Как творческие люди могут зарабатывать в цифровую эпоху

Джек Конте, композитор, музыкант, певец, клипмейкер и создатель платформы Patreon рассказывает о том, как творческие люди могут зарабатывать в цифровую эпоху.

Я хочу, чтобы мы все вспомнили 2007 год. В то время я провёл полгода, работая над альбомом, в который вложил всё сердце и душу, и его слушали аж три человека в день на MySpace. Но при этом, я всё больше впадал в депрессию, когда стал замечать «других» людей: они играли на гитарах, пели и загружали свои видео на этот новый сайт, YouTube.

Их видео набирали по 300 000 просмотров. Поэтому я тоже решил снимать видео для YouTube. И однажды видео нашей группы разместили на главной странице, что было классно — мы обзавелись кучей новых поклонников. Но хватало и таких, которые не любят музыку в принципе, ну или что-то типа того…

Ничего страшного не произошло, т.к. люди стали приходить на наши шоу. Мы стали ездить в турне и записали целый альбом. Я проверил наш банковский счёт после первой ежемесячной выплаты от продаж на iTunes.

Как творческие люди могут зарабатывать в цифровую эпоху

У нас было 22 000 долларов, что было просто невероятно, ведь я в то время жил в доме своего отца и пытался зарабатывать на жизнь, будучи музыкантом и загружая видео онлайн. В 2009 году такой вид деятельности не уважал никто — даже те самые люди, которые загружали видео в интернет.

В последующие четыре года я загружал всё больше и больше видео, они становились всё качественнее. Благодаря коммерческим сделкам, рекламе и продажам на iTunes, мы смогли заработать достаточно денег чтобы купить дом. И мы построили звукозаписывающую студию. Но была одна большая проблема: зарабатывать деньги, будучи творческим человеком в 2013 году, было очень странно.

Во первых, бизнес модели всё время менялись. Так, 58 000 долларов годового дохода от загрузок на iTunes сменялись 6 000 долларов за трансляцию наших песен онлайн.
Трансляции стоили меньше, чем загрузки. А потом всё больше авторов начали появляться онлайн, возникла бо́льшая конкуренция на крупные коммерческие сделки, которые держали группу на плаву годами.

И как вишенка на торте: сами наши видео — творческие работы, которые так любили и ценили наши фанаты, которые в конечном итоге имели ценность для этого мира, — они не приносили почти никакого дохода.

Как все начиналось

В 2013 году весь механизм, состоявший из загрузки искусства в сеть и получения за это денег абсолютно не работал. Не важно кто ты: газета, какое-то учреждение или независимый художник. Издатели ежемесячного веб-комикса с аудиторией в 20 000 читателей — 20 000 человек ежемесячно — получали всего пару сотен долларов за счёт рекламы.

20 000 человек ежемесячно. Скажите, ну как этого может быть недостаточно?! Я просто не понимаю. Что мы создали за системы, в которых этого недостаточно, чтобы человек мог заработать себе на жизнь?

У меня на этот счёт есть своя теория. По-моему, последние 100 лет были каким-то странными.

Около 100 лет назад люди додумались, как записывать звук на восковой цилиндр. Это положило начало звукозаписи. Примерно в то же время мы поняли, как записывать свет на лист светочувствительной бумаги, изобрели кинопленку — основу кино и телевидения.

Впервые в истории искусство можно было хранить как вещь. И это было невероятно. Ранее искусство было абсолютно эфемерным, поэтому пропустив концерт, вы не слышали выступления оркестра. Но теперь, впервые, можно было записать это выступление на физический носитель и послушать его позже.

И это было очень круто. Это было настолько круто, что за последующие 100 лет с начала 20 века люди создали многомиллиардную инфраструктуру, которая позволяет художникам делать две вещи: записывать своё творение на что-то и доставлять это «что-то» куда угодно человеку, которому этого хотелось.

Огромная индустрия работает над решением всего двух вопросов

Существуют целые транспортные компании, традиционные и маркетинговые фирмы, производители упаковок для CD — всё ради решения этих двух задач.

Все знают, что произошло потом. 10 лет назад пришла эра интернета. Теперь у нас есть Spotify, Facebook и YouTube, iTunes и поисковик Google. А сотню лет развития инфраструктуры, и каналы поставок, и системы сбыта, и схемы монетизации просто остались в стороне.

За одно лишь десятилетие. После 100 лет создания этих вещей неудивительно, что вся система больше не работает для творческих людей. Неудивительно, что часть монетизации в этой системе не работает, учитывая нынешнюю ситуацию.

Но что меня больше всего восхищает в том, чтобы быть художником именно сейчас, жить и творить именно в это время, это понимание того, что новый механизм мы начали изучать только 10 лет назад.

А впереди следующее столетие создания новой инфраструктуры для художников. Трудно поверить, что прошло всего 10 лет. Будет много попыток и неудач, новых замечательных идей и много экспериментов. Мы стараемся понять, что работает, а что — нет.

Как стримеры на Twitch. Кто слышал о Twitch? Стримеры на Twitch зарабатывают по 3–5 тысяч долларов в месяц, транслируя игровой контент. Популярные зарабатывают аж по 100 000 долларов в год. Есть ещё сайт YouNow. Это приложение. Оно позволяет музыкантам и влоггерам получать цифровые подарки от поклонников.

Компания Patreon

Я тоже работаю над этим вопросом. Четыре года назад я основал компанию Patreon вместе со своим другом. Теперь нас 80, и мы работаем над решением этой проблемы.

Это, по сути, членская платформа, которая позволяет художникам очень легко получать деньги от поклонников ежемесячно, чтобы обеспечить себя. Для художника это как получать зарплату за то, что он — творческий человек. А это одни из наших авторов. Они называются «Kinda Funny».

У них около 220 000 подписчиков на YouTube. И когда они загружают видео, то его просматривают 15 000–100 000 раз. Я хочу, чтобы вы сейчас задумались. Кажется, когда мы слышим такие цифры — 15 000 просмотров — и видим такой тип передачи, то быстро делаем вывод, что оно не столь же качественное, как утреннее шоу, которое вы слушаете по радио, или ток-шоу, которое можно увидеть на NBC или типа того.

Но когда «Kinda Funny» пришли на Patreon, то уже через несколько недель своего шоу зарабатывали по 31 000 долларов в месяц. Оно так быстро раскрутилось, что создатели решили расширяться и добавили новые шоу.

Недавно они запустили еще одну страницу на Patreon и теперь зарабатывают дополнительные 21 000 долларов ежемесячно. Они на пути к созданию полномасштабной медиакомпании, а финансируют свой проект за счёт членских взносов.

Вот ещё пример. Это — Дерек Боднер: спортивный обозреватель журнала «Филадельфия». Несколько месяцев назад издание сократило все спортивные репортажи. Теперь он пишет статьи и публикует их на собственном сайте: он всё ещё пишет о спорте, но уже для себя. И он ежемесячно получает 4 800 долларов от 1 700 патронов, которые платят членские взносы.

«Crash Course»: образовательные программы, доступные для всех. Это шоу показывают в цифровой сети PBS — 29 000 долларов в месяц. В шоу участвует пара, которая путешествует на яхте по миру и получает деньги за документацию своих приключений. У них 1 400 патронов.

Подкаст «Chapo Trap House» зарабатывает 56 000 долларов в месяц за свою программу.

И Patreon не единственные, кто работает над этой проблемой. Даже Google начинает над этим работать. Несколько лет назад они запустили Fan Funding, а недавно — Super Chat как способ монетизации онлайн трансляций. Газеты начали экспериментировать с членством: у New York Times есть членская программа; у The Guardian более 200 000 подписчиков, которые платят членские взносы.

Сейчас есть целое море новых идей, экспериментов и прогрессивных решений, которые нацелены на то, что авторам наконец будут платить. И это работает. Хотя пока и не идеально, но система работает.

Как сегодня работает платформа

Сейчас на платформе Patreon деньги получают свыше 50 000 авторов: им ежемесячно платят за загрузку их творений в сеть; за то, что они — творческие люди. Впереди у нас следующие 100 лет развития инфраструктуры, и на этот раз всё будет по-другому. И вот почему: существует прямая связь между человеком, который что-то создаёт, и человеком, которому нравится это «что-то».

Семь или восемь лет назад я был на вечеринке. Тогда группа только начала изучать этот механизм, и всё шло просто замечательно. Мы заработали почти 400 000 долларов за год за счёт продаж на iTunes, коммерческих сделок и т. п.

Какой-то парень подходит ко мне и говорит: «Эй, Джек. А чем ты занимаешься?» Я ответил: «Я — музыкант». Он как бы сразу протрезвел, протянул руку, положил другую мне на плечо и очень серьёзным, приятным голосом сказал мне: «Надеюсь, у тебя когда-нибудь получится».

Будущее за творческими людьми

Есть ещё много подобных воспоминаний, засевших у меня в голове. Мне даже неприятно о них вспоминать. Так обидно чувствовать, что тебя не ценят за то, что ты — творческий человек. Но как эволюционирующий вид, мы оставляем ту вечеринку в прошлом. Мы не вернёмся к той культуре.

Мы уже не на том этапе. Мы сможем настолько хорошо оплачивать труд художников, что через десять лет молодые выпускники школ и колледжей будут хотеть заняться творчеством. Это станет одним из вариантов. Типа: я могу быть врачом, адвокатом, или записывать подкасты, или создать веб-комикс.

Это будет настоящей профессией. Мы над этим работаем. Это станет рентабельной, надёжной и уважаемой профессией. Для художников закончится этот странный период, это путешествие длинною в век, с появлением крутого нового механизма. Их труд будут оплачивать. Их будут ценить.

Я хочу, чтобы художники не опускали руки. Чтобы они знали, что мы работаем над проблемой. Мы ещё не решили её, но через несколько лет будет существовать множество систем и средств, которые позволяют зарабатывать онлайн. И если у вас есть подкаст, который только набирает популярность, но вы пока на нём не зарабатываете денег, то выход найдётся и вам будут платить. Всё это уже происходит.

Дата: 15 ноября