Откуда долг у организации, которую проверили и выдали справку, что долгов нет

Оказывается, еще 14 сентября Коммерсант писал о том, что при соединении Налоговой службы (ФНС) и Пенсионного фонда (ПФР) в налоговую поступили сведения о «долгах» добросовестных налогоплательщиков. Которые вдруг становились недобросовестными. Это ПФР передавал информацию в Налоговую о задолженностях, которых давно у предпринимателей не было.

А Налоговая просто так, основываясь на данных из ПФР, брала и снимала эти деньги со счетов предпринимателей. Звучит это все фантастично.

Многие платили дважды. Некоторые удивлялись и пытались сопротивляться, но Налоговая не принимала даже свидетельств уже произведенных плат, а всем рекомендовала идти в суд. Коммерсант написал. Но никто и не думал прекратить тырить деньги.

Спасибо Божена Рынска (Bozhena Rynska), которая тоже, один раз попавшись со своим ИП и выплатив повторно уже уплаченный страховой взнос, столкнулась с тем, что это — не досадное недоразумение, а системное воровство. У нее ФНС стала продолжать, да с неплохим аппетитом (не копейки) забирать со счета якобы пенсионные долги.

Она подняла волну. И это хорошо, потому что я сегодня бы больше была удивлена сюжетом с нашим НКО (то есть не только предпринимателей обворовывает ФНС и ПФР).

Откуда долг у организации, которую проверили и выдали справку, что долгов нет

Итак. Мы — получатели Президентского гранта. О том, как работает свежесозданный Фонд президентский грантов, я еще напишу, сейчас не стану отвлекаться. (Плохо работает. Безобразно. Но сейчас о другом).

По новым правилам получатели Президентского гранта должны открыть совсем другой счет в Сбербанке, отдельный от своего расчетного, и все платежи по грантовым работам производить только с него строго в соответствии с утвержденной сметой.

Грантодатель имеет доступ к этому счету. Надо ли говорить, что первейшее условие участия в конкурсе на эти гранты — это полная чистота по всем страховым и налоговым выплатам. То есть к конкурсу никаких должников даже не подпустят.

У нас были долги, и мы их аккуратно и последовательно закрывали в течение нескольких месяцев перед конкурсом. Первая странность, насторожившая нашего директора, произошла в августе — после последовательной работы по погашению долгов опять всплыл долг в 400 тысяч рублей Пенсионному фонду.

Нас удивила такая сумма, мы оплатили, но заказали сверку в ПФР (пока ее у нас на руках нет). Но мы исходили из того, что «ПФР врать не будет», и мы сторонники презумпции невиновности, пусть нам смеются в лицо.

Но вот 15 сентября мы получили вожделенную справку об отсутствии каких-либо задолженностей и счастливо отвезли ее в Фонд президентских грантов. Организационный швах в структуре этого грантодателя позволил нам подписать договор только 10 октября.

И вот, наконец, сегодня поступил первый транш на этот «сводный» счет. И СРАЗУ же оттуда были забраны 18 тысяч рублей якобы по суду — с нас взыскали какой-то долг в ПФР.

Странно тут все. Почему не взыскивали с родного счета? А ждали именно грантового счета? Откуда долг у организации, которую все проверили и выдали сами же справку, что долгов нет?

Да еще — по суду. Когда был суд? Прекрасно еще то, что грантодатель, который в плане коммуникации с грантополучателями — просто глухой бронированный танк, а наша куратор отвечает на рабочие письма с отсрочкой дней в десять, — так вот этот грантодатель немедленно позвонил нашему директору и устами бодрой функционерной девочки сообщил: «Вы видели, что со счета сняли долг?» — «Видели, но у нас нет долгов» — «Это неважно, сказала девочка, вы должны быстро со своего счета ВЕРНУТЬ 18 тысяч на грантовый счет».

Надо ли говорить, что уточняющий звонок в налоговую не прояснил ровно ничего, а породил только ветвистые рекомендатации, из которых следовало, что вам надо съездить в отделение за МКАД на Можайке, а потом сгонять на Войковскую, а потом смотаться к вашему судебному приставу в Жулебино.

Мы вот думаем — переведем сейчас срочно требуемые 18000 на счет гранта, а потом получим аргумент — вы же сами перевели. Если мы не поленимся и прокатимся за Можай и обратно и добьемся отмены несуществующего долга, на какой счет его вернут?

Воровать у предпринимателей — это запредельно, воровать у НКО, занимающегося больными детьми, на которых государство кладет большой болт — подло. Но воровать со счета президентского гранта — это необъяснимо. И, конечно, мы будем разбираться и сообщать о том, как у нас идут дела.

Автор статьи: Екатерина Мень

Дата: 1 ноября