Современная Венесуэла: в стране кризис и дефицит

В общем, привет всем из Венесуэлы.

Тут, конечно, полный ахтунг.

Но обо всем по порядку.

Пересекали границу полулегально на такси коллективо, водила заезжал на погранпереход только из-за моей печати в паспорт. Иначе все едут какими-то полями-тропами, ибо официально для транспорта пост закрыт.

Погранцы обо всем знают, но видно, что им пофигу.

Граница охраняется не только погранцами, но и военными. Колумбийцы в Венесуэлу ехать боятся — все автобусы, такси — только из венесуэльцев. Военным прямо можно менять доллары — они им тоже нужны, но по слегка сниженному курсу. Вчера мне меняли 5 баксов чуть не всем взводом.

На границе тетка начала что-то придумывать про приглашение от друзей, брони гостиницы и самолеты обратно домой.

— Тетя, у вас и так туристов ноль, ну что ты придумываешь. Пропусти так, безо всякой бюрократии. Тем более у меня паспорт российский, вам Путин недавно миллиардный долг списал.
— Нет.
— Ну тогда зови старшего.

Старшая тетя проштамповала меня без вопросов.

За штамп в паспорт берут 1000 боливаров (1/30 бакса), но у меня их не было, поставили так.

Обмен денег — это та еще песня.

Официальный курс доллара = 9.5 боливаров за бакс. На черном рынке сегодня дают 27000 (вчера он был 30000, т.е чуть укрепился даже).

Современная Венесуэла: в стране кризис и дефицит

Бензин на заправке стоит 1 (один) боливар. Представляете, что это значит, поменять один бакс и купить бензина? 27 тысяч литров бензина! Можно на бакс заправить тысячу тачек! Правда, по такой цене отпускают только 80 литров в день. Все, что сверх — надо брать с рук, за бешеные 2 цента за литр!

Проезд по городу официально — 1 боливар, но все дают 100, т.к. меньших денег нет в обороте. Но и больших тоже почти нет, все ходят с сотками. Один доллар — это 2-3 пачки соток. 10 баксов — это уже увесистый кирпич. 100 баксов, говорят, это два чемодана денег, но я не могу наменять сто баксов.

Даже барыги не дают больше 20: нет налички, чувак. Простые люди в руках больше 5 долларов (в венесуэльской валюте) не держат.

Для чёрного курса есть специальное приложение, уже поставил себе его на телефон. На этот курс все и ориентируются.

В стране кризис и дефицит. То, что привозится из-за границы, типа масла или мобильников, стоит бешеных для венесуэльцев денег. Средняя з.п. — 300-350 тыс боливаров. Т.е. по официальному курсу — все венесуэльцы — долларовые миллионеры.

В реальности — з.п. около 10 баксов, хуже, чем на Кубе. Причем на Кубе все тихо и спокойно, никакой инфляции за последние 30 лет, а тут — каждую неделю нац. валюта падает на 20%. И все грабят друг друга, отнимая последнюю мелочь.

Стране обещают экономический дефолт в ближайшие пару недель, но никого, походу, это не заботит.

По трассе от границы до Маракайбо — крупнейшего города в этой части страны (второго по величине после Каракаса и даже чуть менее опасного) — примерно с десяток военных постов.

Обычно проверяют почти всех, но нас проверили вчера ноль раз. Меня посадили на переднее сиденье старого «Форда» (коему лет 40, такие, с водилой + 2 пассажирами на переднем сиденье), типа ты ж похож на венесуэльца, все ок.

Поначалу пассажиры не верили, что я из России — пришлось показать паспорт. Потом они стали петь мне песни. По дороге скупали еду за 1-2-3 рубля, так у меня все мои деньги и кончились.

Сейчас жара, суббота, денег не наменять. Курс плохой, больше 16 тыщ за бакс не получить. За доллар можно ехать на автобусе весь день, а за три — лететь самолётом (билеты есть!)

Помимо военных, на этом же участке, независимо от военных, орудуют бандиты. Со всех пассажиров водила официально собирает по 7 американских центов, на то, «чтобы не ограбили».

Эти деньги передаются гопнику, который садится на капот машины и сопровождает нас 15-20 км по адским деревням, показывая своим видом своим подельникам-сообщникам, что эта машина проплачена, грабить ее не надо. Все это — на глазах у военных, которые тоже не прочь поживиться запрещенными вещами и деньгами с пассажиров.

Город Маракайбо — адов, жара, пустота, мусор. Как Индия, только без людей. От этого создаётся ещё более жуткое впечатление.

Деньги менять не хотят: чувак, у нас мало налички. В банки соваться нет смысла вообще — там за доллар дают… 9.6 боливаров 🙂 На них ничего не купишь. Барыги готовы давать 10-20 баксов максимум, у простых людей больше 5 долларов в венесуэльской валюте просто нет.

Сейчас мне идти стирать шмотки в прачечную с рюкзаком, после всех моих колумбийских походов по лесам, горам и джунглям, но, боюсь, меня могут ограбить прямо на этот рюкзак грязного тряпья.

На вписке со мной еще обитает доверчивый трансвестит из Эквадора, которого вчера ограбил… собственный каучсерфер. Такие дела.

Кто из старшего поколения, жившего в СССР на рубеже 80-90 гг, помнит те времена, скажите, было то же самое у нас? Или попроще?

Я встречал иностранцев, которые приезжали в Россию в 1991-1994, они рассказывали, как ходили в Большой и Мариинку за полбакса, ездили на такси за 10 центов и жили в роскошных отелях за пару долларов.

Венесуэла, 7 октября 2017 г.

Автор статьи: Vladimir Ryabikin

Дата: 10 октября